Наша компания является одним из лидеров по производству армейской, специальной и других видов обуви из натуральных материалов.

В настоящее время мы производим сапоги, полусапоги, ботинки, полуботинки и чувяки (тапочки) по гвоздевому методу крепления подошвы (износоустойчивые и маслобензостойкие подошвы и каблуки), литьевому методу крепления подошвы (полиуретан) и клеепрошивному методу крепления подошвы (маслобензостойкие подошвы и каблуки), а также обувь для защиты от механических воздействий. Модельный ряд обуви насчитывает более 150 моделей.

После проведенной недавно модернизации своего производства, на производственных площадках нашего предприятия, в результате которой был основе инновационный метод крепления подошвы из различных и комбинированных материалов. Термопластический полиуретан (ТПУ)- для ходовой поверхности и вспененный полиуретан (ПУ)- для промежуточного слоя, приливается непосредственно на заготовку верха, что позволяет создать обувь высокого качества.

Обувь нашего производства всегда надежно защищает от самых разных климатических, химических  механических воздействий. 

Это так потому, что наша обувь отличается высоким качеством производства и используемых при этом материалов. Качество целиком и полностью подтверждено сертификатами качество и полностью соответствует высоким требованиям международной системы менеджмента качества СТБ ИСО 9001 – 2001. Помимо этого, несколько лет назад мы провели сертификацию специальной обуви по некоторым дополнительным степеням защиты:

  • для защиты от проколов и порезов (Мп);
  • для защиты от истирания (МИ);
  • для защиты от ударов в носочной части МУН 200;
  • для защиты от воздействия повышенных температур (Тп);
  • для защиты от нефти, нефтепродуктов (Нм; Нс);
  • для защиты от нетоксичной пыли (Пн).

Наша компания всегда готова к сотрудничеству, мы обсудим любые предложения от возможных потребителей.

Мы по-настоящему умеем делать качественную обувь, которая в то же время является достаточно очень простой и красивой.

Всегда рады возможному сотрудничеству!

История предприятия

Овладеть техникой

1933 год. Вошел в строй второй конвейер. Отдельные цеха и участки перешли на работу в две смены. Но из-за нехватки сырья в январе фабрика простояла 9 дней. Снизилось качество. Выпуск продукции первым сортом уменьшился почти вдвое. 
 Одна из причин — низкая техническая оснащенность производства. Фабрика не имела своей лаборатории, испытывала острую нужду в специальном оборудовании для ведения физико-механической экспертизы сырья. 
 Болезненно отражались на качестве продукции перебои в снабжении, порождавшие пресловутые штурмы по выполнению плана. 
 И все же хозрасчетные бригады добивались неплохих результатов. Лучше других трудились: в швейном цехе — бригада М. Ш. Азова, в закройном — Е. Д. Школьникова и П. С. Кобыша, выполнявшие задание на 120 — 130 процентов при хорошем качестве продукции. Но так работали далеко не все. В целом по предприятию производительность труда оставалась низкой, оставлял желать лучшего показатель сортности. 
 Затяжники хозрасчетной бригады Р. Я. Румановского и отделочники бригад А. Б. Плотникова и Л. Я. Чернякова организовали сквозную хозрасчетную бригаду качества. Рабочие Н. Д. Певцов, А. М. Ражавин, О. И. Турчанкова, А. С. Самотканова, В. Ф. Косолапова выдвинули повышенный встречный план выработки и перевыполнили его. Это свидетельствовало о том, что неиспользованные резервы роста производства были на каждом рабочем месте. 
 На производительности труда отрицательно отражались частые остановки машин из-за неумелой их эксплуатации. Станки ломали не вредители, а рабочие, вчерашние крестьяне, с детства-привычные к хлеборобскому труду. Но подняться на уровень индустриальной культуры им было чрезвычайно трудно. Вся их грамотность — в лучшем случае 4 класса сельской школы — не позволяла им быстро схватывать основы технических знаний, читать чертежи, управлять сложными механизмами. А производству требовались технически грамотные кадры. 
 Сказалась и перестановка кадров в связи с переходом на двухсменную работу и последовавший за этим развал хозрасчетных бригад. К концу года из 21 их сохранилось лишь 9. 
 В мае 1933 года на фабрике сменилось все руководство: был назначен новый директор, переизбраны партийное и комсомольское бюро, фабком. На страницах многотиражки преобладали производственные проблемы. 
 В августе состоялась первая фабричная конференция по качеству. Накануне бюро ИТС провело совещание ИТР, где рассмотрели вопрос скорейшего внедрения в производство прогрессивной технологии. На каждом рабочем месте провели аттестацию качества продукции. Ввели жесткий пооперационный контроль. В результате из 314 ударников это звание сохранили лишь 160 человек. К ударникам на фабрике отношение было особое. В столовой для них организовали отдельные столы, в обеденное меню включили дополнительное третье блюдо, выдавали паек, почти удвоенный против обычного. 
 Состоялась конференция по овладению техникой. Началась сдача обязательного техминимума и соревнование за отличные результаты и значки ЗОТ. Выпуск продукции вырос, пошивочный цех работал без брака, улучшились дела в швейном и других цехах. И тем не менее к началу 1934 года невыполнение плана составило 17 тыс. пар обуви. 
 В конце 1933 года было объявлено о созыве XVII съезда партии. Обувщики соревновались за право рапортовать съезду о досрочном выполнении плана. Лучшая бригада, возглавляемая мастером П. 3. Гришаевым, уже в январе изготовила 1900 пар обуви сверх плана. В этой бригаде работали 22 человека. Все успешно сдали гостехэкзамен. Соревнуясь между собой, Р. С. Школьникова, М. П. Бабушкина, Г. В. Шепелюк, П. П. Зорин, Н. Д. Певцов, Н. Т. Колесникова, И. С. Понкратов, Е. В. Артеменко, М. Н. Михайлов, И. И. Воробьев, Е. Д. Школьников добились самой высокой выработки. При норме 336 пар они пошивали обуви вдвое больше, причем продукция шла только первым сортом. Успех пришел не сам по себе. На работу приходили пораньше, подносили заготовки, приводили в порядок инструмент. Смену начинали по гудку. И так изо дня в день. С январским планом справились на пять дней раньше. Это была первая победа. 

Самоотверженно трудился весь коллектив. Право рапортовать XVII съезду ВКП(б) в упорном труде завоевали бригады П. 3. Гришаева, Г. И. Барда, А. И. Решетникова, А. К. Алевского. 
 Массовый характер приобрела техническая учеба. Первой выразила желание сдать техэкзамен комсомолка В. С. Назаренко из штамповочного цеха. В 1933 году ее приняли на фабрику, а спустя некоторое время доверили винтовую машину. После смены комиссия во главе с директором фабрики подошла к станку, на котором работала В С. Назаренко. Бойко отвечала Валентина на вопросы комиссии и сдала экзамен на «отлично». Так же успешно выдержали испытание и многие другие. 
 По примеру донецкого шахтера Никиты Изотова обувщики организовали обмен опытом и знаниями молодых передовиков производства. Начальник швейного цеха, кадровый рабочий М. Х. Путеркухин выступил с инициативой непрерывной технической учебы и организовал в цехе школу профессионального мастерства. Учились прямо на рабочих местах, и учеба приносила пользу. Постепенно исчезал брак, рабочие отказались от услуг механиков, сами научились отлаживать и ремонтировать станки. А бригада мастера А. 3. Черняка, освоив передовые методы труда, переключилась на массовое изготовление новой продукции — детских яловых ботинок,не допуская снижения темпов производства. 
 В те годы новой технологией был пошивной метод изготовления обуви, обеспечивавший лучшее качество. Для его внедрения фабрика получила партию швейных машин. Но время шло, а их не устанавливали, задерживалось и обучение рабочих новой технологии. А с конвейера, работавшего по старинке, шел брак. Рабочие из бригады имени 15-летия ВЛКСМ мастера П. 3. Гришина, отличники ЗОТ А. К. Алевский, В. В. Рузин, А. И. Кабова, М. П. Пинская, обеспокоенные таким положением, выступили с инициативой ускорить процесс освоения новой техники. Переход на более совершенную технологию позволил увеличить производительность труда, улучшив качество обуви. В штамповочном цехе вырубщики Л. Т. Сафо, Г. С. Петроченко, Х. С. Капировский, А. И. Пастухов, Г. Г. Кравченко, Н. Л. Литманович возглавили движение за уплотнение рабочего времени и бесперебойную работу оборудования. 
 На основных производственных участках организовали дружины по охране рабочего времени. Более 270 рабочих объединились в ударные бригады. Затяжник П. С. Кобыш, П. П. Зорин, закройщик А. А. Хиной, вырубщики Назарчук, Ф. Крачак, уплотнив рабочий день, перевыполнили месячные планы. 
 Одним из тех, на кого держали равнение, был бригадир затяжников пошивочного цеха П. С. Кабыш. Павел Савельевич родился в бедной крестьянской семье. С 13 лет батрачил на помещика, познал горечь безработицы, служил в армии. С 1930 года — на фабрике «Труд». Прошел путь от рабочегозатяжника до мастера высшей квалификации, стал отличником ЗОТ. 
 Фрезеровщик пошивочного цеха П. П. Зорин, родом из Риги, рано остался без отца. Мать, чтобы прокормить троих малолетних детей, работала по найму. Подростком Павел пошел в ученики к кустарю сапожнику. В 1915 году был призван в армию, участвовал в первой мировой войне. Защищал Петроград, сражался на Восточном фронте, после демобилизации работал в деревне, затем — в милиции. В 1929 году пришел на фабрику, овладел специальностью фрезеровщика. 
 Сима Михайловна Гуменник в коллектив обувщиков пришла после смерти отца Михаила Захаровича, кадрового рабочего, одного из основателей фабрики, впоследствии мастера затяжного отделения. В отделе кадров девочку-подростка не хотели брать на работу в цех — ребенок еще, да и ростом не вышла. Но она стояла на своем: «Хочу работать в бригаде отца, на его месте». А вскоре она стала ударницей, отличницей ЗОТ. Рабочие называли ее уважительно Симой Михайловной. Да и было за что. При плане 540 заготовок в смену она пошивала 600-650 пар отличного качества. 
 Второй год пятилетки стал для предприятия переломным. Впервые удалось выполнить годовой план по всем показателям и получить около 750 тыс. рублей прибыли, фабрика была занесена на Всесоюзную Красную доску. Коллектив праздновал победу. Более половины работающих составляли ударники. Имена П. С. Кабыша, Г. С. Петроченко, А. А. Хиной были известны всей республике. 
 С подъемом начали обувщики 1935 год. Успешно выполнили задание первого квартала, изготовив первым сортом свыше 93 процентов продукции. 
 Однако дальнейшему росту производства препятствовала укоренившаяся система уравниловки. В коллективе нарастало недовольство. Шел поиск новых форм организации труда. В пошивочном и швейном цехах инженерно-технический персонал перевели на дифференцированную оплату труда, в зависимости от количественных и качественных показателей производства. В закройном и штамповочном — ввели приемку готовой продукции с оценками «отлично», «хорошо», «удовлетворительно». Изменили и порядок начисления заработной платы, поощрения за экономию сырья и полуфабрикатов. Уже в первом квартале, работая по-новому, удалось сэкономить немало сырья. Повышение сортности продукции принесло еще 23 тыс. рублей экономии. Несколько снизилась себестоимость. Чистая прибыль превысила 80 тыс. рублей. 

Развернувшееся в стране стахановское движение получило широкую поддержку гомельских обувщиков. Первым по-стахановски стал работать обтяжник И. Л. Цемах. Услышав по радио о рекордной выработке рабочего ленинградской обувной фабрики «Скороход» Сметанина, он при норме 480 к концу смены изготовил 1140 пар обуви. Весть о его рекорде молнией облетела фабрику. И во всех цехах рабочие последовали примеру. В закроечном по-стахановски работали А. А. Хиной, Соловейчик, Б. А Грейзель, в штамповочном — Х. С. Копировский, Г. С. Петроченко, в швейном — И. С. Гаврилов, Ф. А. Ленский. В первый же день работы по-новому все они выполнили норму на 180 — 200 процентов. Это убедительно говорило за то, что на установленном оборудовании можно давать значительно больше продукции. Но для этого следовало решительно пересмотреть организацию труда, избавиться от простоев и подсобных операций. 
 Многотиражка из номера в номер рассказывала о стахановцах, сообщала о рекордах. 
 Обувщики стали инициаторами стахановского движения на предприятиях Гомеля. Запланированный на 1936 год уровень роста производительности труда был перекрыт. Сверх плана было выпущено 60 тыс. пар добротной обуви. Проявились рационализаторские способности десятков и сотен тружеников. Их творческий поиск позволил значительно повысить отдачу оборудования, опровергнуть все паспортные параметры пределов техники. Пересмотрели нормы выработки. Но и эти, тщательно выверенные нормы новаторы перекрывали. Е. Д. Школьников изготовлял 1161 пару, мастер П. А. Ананьев на машине «Анклапф» перекрывал норму на 400 пар, Н. Д. Певцов — на 430. Подобных примеров было немало. 
 В процессе выявления резервов поступало много ценных предложений по модернизации оборудования, которые немедленно внедрялись в производство. Так сложились новые паспорта на технику, установленную на рабочих местах, паспорта на участки, бригады, смены и цеха. 
 Дополнительные резервы роста производства вскрыл и анализ выработки по трудоемким операциям. Переработка норм составила от 125 до 195 процентов. Новаторы помогли еще раз пересмотреть нормы выработки. Однако и уточненные нормы вскоре были перекрыты. Стахановец Г. 3. Гуревич на фрезерном станке «Урез» при норме 800 выработал 1095 пар обуви, комсомолка Т. Д. Школьникова — 1650 вместо 1100, обтяжник И. С. Гаврилов — 536 пар за смену вместо 400, предусмотренных нормой. 
 По инициативе рационализаторов смонтировали конвейер подачи обуви из цеха на склад. После реконструкции сушильного отделения его пропускная способность увеличилась на 500 пар обуви в смену. 
 8 января 1936 года обувщики объявили днем стахановского труда. Готовились к нему тщательно. Механики отладили оборудование. Мастера позаботились об обеспечении бесперебойной подачи сырья. Задание каждому рабочему довели заранее. Накануне со смены домой уходить не спешили. Еще и еще раз проверяли, все ли подготовлено для предстоящей ударной работы. 
 Утром цеха встретили рабочих яркими плакатами, призывными лозунгами. Работа началась по гудку. О ходе выполнения сменного задания оповещалось ежечасно. Итоги стахановской смены подвели тут же, на рабочих местах в конце дня. 
 Впереди оказались коллективы закройного и швейного цехов, на третьем месте — штамповочного цеха. Первым сортом было выпущено свыше 92 процентов изделий. Такого на фабрике еще не бывало. Своеобразные рекорды выработки установили рабочие Х. С. Беймел, Г. Х. Урецкий, А. А. Хиной, П. А. Ананьев, Л. П. Вестина и другие. К сожалению, достижения стахановских суток и трехдневки не были закреплены. 
 В первую стахановскую десятидневку, проходившую в феврале, упор был сделан на качество продукции и экономию материалов. И обувщикам удалось достичь поставленной цели — первым сортом было выпущено более 93 процентов изделий. Затяжник И. Л. Цемах показал третий в стране рекорд сменной выработки. Выбивальщицы заготовительного цеха комсомолки Л. В. Пищик и Е. Б. Кирпичникова, а также Р. А. Школьников выработали по две с половиной нормы. В целом за дни стахановской работы было сэкономлено материала на 1419 пар обуви и свыше 1200 комплектов нижнего кожтовара. Высокие темпы выработки обеспечивали успешное выполнение напряженного задания 1936 года, предусматривавшего выпуск 600 тыс. пар обуви. Это почти вдвое больше, чем планировалось годом раньше. Значительно расширился ассортимент обуви. Она пользовалась устойчивым спросом покупателей. Кроме традиционных сапог, мужских и мальчуковых ботинок на поток были поставлены мальчиковые сапоги и женские ботинки. В Белкожтресте полагали, что для выполнения поставленной задачи понадобится двухсменный режим работы, увеличение численности рабочих, дополнительные производственные площади и мощности. Такие расчеты были вполне обоснованными. 
 Но стахановские десяти и двадцатидневки показали, что с напряженным заданием обувщики справятся без увеличения численности рабочих и ввода новых мощностей. Коллектив решил соревноваться за всецело стахановскую фабрику. И уже в первом квартале 1936 года за счет сэкономленного сырья и материала изготовил дополнительно к плану 19 тыс. пар обуви. 
 Новой формой организации труда стали сквозные стахановские бригады, отличавшиеся от уже известных тем, что каждый рабочий выполнял те операции, которые ему удавались лучше других. Бригады разбили на звенья, объединявшие 5 — 6 рабочих смежных операций. 
 Работа в сквозных бригадах начиналась с пятиминутных совещаний, на которых анализировались промахи и упущения, высказывались критические замечания, назывались имена лучших рабочих, давались установки на смену. Недостатки не замалчивались. На доработку возвращалось все, что не соответствовало первому сорту. Работникам, не допускавшим переделок, выплачивалась надбавка к заработной плате. 
 Ряды стахановцев пополнялись молодыми рабочими, коммунистами и комсомольцами. В их числе были 3. М. Шифчик, Л. Я. Черняк, Р. Я. Румановский, А. М. Мерхашов, И. М. Вансбург и многие другие, составлявшие золотой фонд рабочих кадров предприятия. Именно вокруг стахановцев формировался творческий потенциал новаторов. 

Страницы