Наша компания является одним из лидеров по производству армейской, специальной и других видов обуви из натуральных материалов.

В настоящее время мы производим сапоги, полусапоги, ботинки, полуботинки и чувяки (тапочки) по гвоздевому методу крепления подошвы (износоустойчивые и маслобензостойкие подошвы и каблуки), литьевому методу крепления подошвы (полиуретан) и клеепрошивному методу крепления подошвы (маслобензостойкие подошвы и каблуки), а также обувь для защиты от механических воздействий. Модельный ряд обуви насчитывает более 150 моделей.

После проведенной недавно модернизации своего производства, на производственных площадках нашего предприятия, в результате которой был основе инновационный метод крепления подошвы из различных и комбинированных материалов. Термопластический полиуретан (ТПУ)- для ходовой поверхности и вспененный полиуретан (ПУ)- для промежуточного слоя, приливается непосредственно на заготовку верха, что позволяет создать обувь высокого качества.

Обувь нашего производства всегда надежно защищает от самых разных климатических, химических  механических воздействий. 

Это так потому, что наша обувь отличается высоким качеством производства и используемых при этом материалов. Качество целиком и полностью подтверждено сертификатами качество и полностью соответствует высоким требованиям международной системы менеджмента качества СТБ ИСО 9001 – 2001. Помимо этого, несколько лет назад мы провели сертификацию специальной обуви по некоторым дополнительным степеням защиты:

  • для защиты от проколов и порезов (Мп);
  • для защиты от истирания (МИ);
  • для защиты от ударов в носочной части МУН 200;
  • для защиты от воздействия повышенных температур (Тп);
  • для защиты от нефти, нефтепродуктов (Нм; Нс);
  • для защиты от нетоксичной пыли (Пн).

Наша компания всегда готова к сотрудничеству, мы обсудим любые предложения от возможных потребителей.

Мы по-настоящему умеем делать качественную обувь, которая в то же время является достаточно очень простой и красивой.

Всегда рады возможному сотрудничеству!

История предприятия

Любой ценой

Начавшаяся еще в 1951 году реконструкция шла медленно. Производство по всем технологическим переделам оставалось полукустарным. Только спустя два года вошел в эксплуатацию первый механизированный поток, затем новый швейно-пошивочный цех для изготовления юфтевых сапог. Предприятие оснащалось новой техникой. Внедрили три горизонтально-замкнутых конвейера, два основных технологических сушила, три подсушки, перекидной и три ленточных транспортера. 
 Ввод технологического конвейера в пошивочном цехе позволил увеличить ассортимент обуви. Фабрика изготовляла мужские, женские и детские кожаные сапоги и ботинки для школьников. Объем производства вырос втрое, увеличилась производительность труда, коллектив получил более 5 миллионов рублей прибыли. Что же мешало работать лучше? 
 Выступая на хозяйственном активе, рабочий пошивочного цеха С. Мохарев привел такие доводы: прежде всего — несоответствие сырья кондиции ГОСТа. Особенно много нестандартного сырья поступало от Могилевского кожевенного комбината. Для стелек, например, требовался товар в 2 — 3 миллиметра толщиной. Комбинат поставлял на фабрику для стелек сырье толщиной в 8 мм. Изготовленные из такой некондиционной кожи стельки были рыхлыми, непрочными и тяжелыми. 
 Другая причина, сдерживавшая рост производительности труда, — некачественный инструмент, которым работали в закройном цехе — тупые резаки, гнилые колодки и т. д. 
 И еще один момент. На фабрике ввели в строй новый пошивочный цех, но полностью обеспечить работой высококвалифицированных рабочих не сумели. Производство сдерживала неритмичная работа закройного и штамповочного цехов. В результате на пошивочный конвейер заготовки поступали неритмично, что приводило к авральным ситуациям. И, как следствие, к снижению сортности обуви. Организации четкого производственного ритма мешало и наличие в цехе новичков, еще не освоивших производство. 
 В погоне за объемами продукции недостаточно внимания уделялось качеству отделки обуви, товарный вид ее оставлял желать лучшего. Причины разные. Но главная из них — отсутствие слаженности в работе заготовительного и пошивочного цехов. 
 В конце 1954 года вошел в строй химический цех, выпускавший все виды так необходимого производству клея. Трудоемкие процессы механизировали. Завершили восстановление главного корпуса и начали строительство к нему трехэтажной пристройки для размещения дополнительных мощностей закройного и штамповочного цехов. Строили хозяйственным способом и потому медленно. Реальность была отнюдь не радужной, обнадеживала перспектива. Из-за недопоставок сырья фабрика продолжала работать с перебоями. В 1954 году план по товарной продукции с трудом выполнили на 84,9 процента, недодав более 150 тыс. пар обуви. Кожевенные комбинаты Могилева и Кирова, завода в Ярославле постоянно нарушали графики поставок. В начале месяца поступало 10 — 15, а в конце — 60 — 70 процентов сырья, что, естественно, нарушало ритмичность выполнения планов. Обувщики, работая с полной отдачей, не могли выйти из прорыва. И было так, что фабрика план не выполняла,— а сотни работников ходили в стахановцах и передовиках, зачислялись в лучшие по профессии. На участках и в бригадах шло соревнование за почетное звание "лучший" обтяжник, закройщик, затяжчик, строчильщик. 
 Имена заводчан В. Д. Голикова и М. Д. Голиковой, А. Ф. Новичкова, М. М. Перельгут, Е. И. Кормова, Г. М. Рывкина, А. И. Фомина, Л. С. Каждан, В. П. Шатохина, А. М. Антонова, Ю. А. Павлюченковой, Е. А. Илюшенко, А. Ф. Поздняк, И. П. Барбарова, А. И. Торбянкова, П. С. Середы, Н. К. Лесина, чьи трудовые успехи были отмечены Министерством легкой и пищевой промышленности Беларуси и СССР, стали широко известны в республике. О их трудовых достижениях сообщали радио, газеты. 
 За 1943 — 1954 годы на фабрике сменилось шесть директоров и столько же главных инженеров. Оставалась высокой текучесть рабочих, мастеров, специалистов. Сбои в производстве негативно отражались на заработной плате и социальной обустроенности. Предприятие, где работало около тысячи человек, не имело столовой, детского сада и яслей, жильем были обеспечены всего 89 семей, а нуждалось в нем около 500 человек. Заработная плата рабочих оставалась ниже средней по отрасли, а существовавшая система оплаты труда, основанная на расчетах еще довоенной тарифной сетки, сохраняла уравнительный принцип исчисления. 

Такова была ситуация, когда в 1955 году директором на фабрику пришел Николай Васильевич Филичев. Он начал с форсирования строительных работ и комплектации цехов новым оборудованием и кадрами. Получить машины, станки и механизмы даже для объектов планового капитального строительства было архитрудно. Расширение производственных площадей велось хозяйственным способом. Заводов, изготовлявших оборудование для обувных предприятий, в стране было единицы. Каждый станок на учете, каждый механизм имел плановое назначение. Приходилось, что называется, выбивать, доказывать, выпрашивать... И тем не менее, позднее Николай Васильевич не раз вспоминал добрым словом своих предшественников Н. М. Гаврилова и М. П. Эйдлина, начавших еще в 1950 году разработку проектной документации. Н. В. Филичев понимал, как непросто это было в те первые годы возрождения. Они смотрели вперед, жили заботами завтрашнего дня фабрики. Но одно дело документация и даже строительные работы, другое — оборудование, кадры, производство. 
 Н. В. Филичев из той плеяды хозяйственных руководителей, которые, как и все его предшественники, формировались в условиях командно-административной системы. Волевые решения принимались и достигались любой ценой. 
 Работать приходилось, не считаясь со временем, сколько позволяли силы. В кабинете директора было тесно и неуютно. На столе — стопки книг, чертежи, схемы, макеты линий занимали большую его часть. Вдоль стен полки с моделями обуви, запущенной в производство и предполагаемой к запуску. Николай Васильевич постоянно учился сам, следил за техническими новинками. Дверь в его кабинет постоянно была распахнута. К нему шли и шли люди...
 На столе директора резко зазвонил телефон, Филичев снял трубку. Постепенно его лицо обретало выражение сосредоточенности, заботы и беспокойства. 
 — Хорошо. Сейчас буду. Звонила из нового штамповочного цеха Юлия Ивановна Фениксова. 
 Николай Васильевич умел предвидеть производственные проблемы. Его четкие, дельные советы не раз помогали молодым специалистам находить выход из трудных производственных ситуаций. Вот и теперь в его помощи нуждался молодой начальник цеха. 
 Юлия Ивановна Фениксова на фабрике работала с 1948 года. После окончания Московского кожевенно-обувного техникума ее направили в Гомель, на возрождавшуюся фабрику «Труд». И каким же было разочарование, когда она, поспешая за главным инженером И. В. Саркизовым, за полчаса успела пройти все производственные участки. Фабрики, в ее представлении, еще не существовало. В лучшем случае то, что она увидела, можно было назвать кустарной сапожной мастерской. 
 Иван Васильевич заметил ее разочарование. И он указал ей на окно, за которым поднимались строительные леса. 
 — Верно, не густо. Но посмотрите, строим новый корпус... 
 Всего ожидала новоиспеченный специалист, но начинать со стройки... Смутившись такой перспективой, она молча вышла из кабинета. 
 Через несколько дней Юля вновь зашла к главному инженеру. Без особого труда, по выражению девичьего лица, Иван Васильевич понял: 
 — Пришли просить открепления, чтобы трудоустроиться на действующее производство? И помедлив, добавил: 
 — Что ж, хорошо...— Он в упор посмотрел на девушку. 
 — Можете собираться в дорогу. Поедете с группой рабочих в Москву на обувную фабрику «Буревестник» перенимать опыт использования штампового оборудования на поточном производстве. 
 От такого поворота разговора все ее планы приобрели иной смысл. В кабинет входили знакомые и незнакомые люди.

Беседа с отъезжающими в Москву затянулись. И. В. Саркизов напомнил цель поездки. 
 Когда группа вернулась, на фабрику начало поступать оборудование. В штамповочном цехе шел монтаж. Дел было невпроворот. 
 Вместе с другими Юлия Ивановна включилась в работу. Выполняла обязанности мастера, технолога. Однажды на участке монтажа к ней подошел директор фабрики. Он долго осматривал новые линии, а затем обратился к Юлии Ивановне. 
 — Сколько, по-вашему, времени понадобится, чтобы пустить цех? 
 — Думаю, что не менее полугода. 
 — Полгода слишком много. Цех нужен уже через месяц, иначе сорвем государственный план. И еще вопрос. Цех построим, а кто в нем будет работать? 

Все знали, что подготовленных специалистов ждать было неоткуда. Мастера по старинке, прямо на рабочих местах, обучали новичков приемам ручного труда. За две-три недели новичок становился на самостоятельный процесс. Именно так на фабрике готовили рабочих и до и после войны. Это оправдывалось дефицитом инженерно-технического персонала, наглядных пособий и литературы. Новички — неграмотные или полуграмотные девушки и парни. Теперь на фабрике были молодые специалисты и новаторы, опытные мастера. Вопрос директора Юлия поняла, как личное поручение и горячо взялась за дело. 
 Объявили набор рабочих, из них организовали три учебные группы. Занятия вели по углубленной программе. 
 Начальником нового цеха Юлию Ивановну назначили незадолго до его пуска. Предложение было неожиданным. На партийном бюро, где ее рекомендовали на ответственный пост, директор Николай Васильевич Филичев сказал ей: 
 — Вот и настало ваше время. 
 Прошел пусконаладочный рабочий эксперимент. Все линии и агрегаты работали нормально. Слаженно трудились бригады. Ввод нового цеха помог коллективу ликвидировать отставание прошлых лет. План 1955 года выполнили. 
 Будни фабрики — это непрерывная борьба за план, количество и качество продукции, освоение новых видов изделий, стремление экономно, по-хозяйски использовать производственные мощности, сырье, материалы, людские ресурсы, рационализация производства. 
 Особое внимание администрация продолжала уделять расширению фабрики. Трехэтажная пристройка к главному корпусу на 1100 кв. метров вошла в строй в 1957 году. Здесь разместился уникальный по своему оборудованию, единственный в те годы в республике полуавтоматизированный закройный цех. Два однолюлечных транспортера-полуавтомата обслуживали участки раскроя верхнего кожтовара. Транспортеры размещались параллельно по всей длине помещения цеха, по ним к рабочим местам закройщиков подавался кожтовар из складов и транспортировались вырубленные детали от закройщиков в кладовую. Обработка обслуживалась горизонтальным замкнутым конвейером. И было так, что, заступив на смену, закройщик запрашивал сырье нажимом на сигнальную кнопку. В кладовой загоралась лампочка, высвечивая номер рабочего места, куда немедленно отправлялось сырье. 
 Раскрой кожевенных товаров вели на модернизированных штампах марки «Идеал» и ПВ-10. Механизация в цехе позволила условно высвободить 10 подсобных рабочих. 
 Все средства механизации трудоемких процессов обувщики изготовили своими руками по разработкам технических служб, отдела главного механика и ремонтно-механического цеха. Много оригинальных творческих решений предложили механики А. Н. Радзевич, И. Г. Кадин, Ф. М. Сенько, инженеры Н. Д. Пилькевич, А. И. Лихоманов, А. А. Лазарев и др. 
 Александр Николаевич Радзевич и Исаак Григорьевич Кадин пришли на фабрику в начале 30-х годов по путевкам комсомола уже опытными слесарями-ремонтниками. Еще до войны их руками, творчеством пытливых умов был решен ряд задач по механизации трудоемких процессов, возврату к жизни, казалось, безнадежно устаревших станков, изношенных машин и механизмов, словом, всего того, что помогает рабочему человеку с меньшими затратами физического труда изготовить больше добротной продукции. Обувщики ценили и уважали Радзевича и Кадина. 
 Судьба была не одинаково благосклонна к Александру Николаевичу и Исааку Григорьевичу. Им обоим пришлось испытать на себе тяготы сталинских репрессий. В суровые военные годы они отдавали свои силы делу победы над врагом. Александру Николаевичу по возрасту и состоянию здоровья военкомат отказал в призыве в Армию и отправке на фронт. Знания и мастерство он щедро отдавал, работая в Казани на комбинате «Спартак», а в 1945 году вернулся в Гомель, восстанавливал производство, учил молодежь тонкостям профессии механика-ремонтировщика, наладчика обувных машин и оборудования. Рядом с ним в коллективе работали его ученики Ф. Н. Тимошенко, Л. И. Кьюнов, И. И. Кудрявцев, Р. Шкуто и другие, с годами ставшие не менее знаменитыми мастерами. Менялись должности, а вместе с ними и служебное положение Александра Николаевича, но он оставался одинаково трудолюбивым, общительным и добрым к людям. Работал честно, с максимальной отдачей и этим своим жизненным принципом не поступался. Почти 40 лет жизни Александр Николаевич Радзевич отдал фабрике. На груди ветерана орден Трудового Красного Знамени, медали. 
 Исаак Григорьевич Кадин в час суровых испытаний в июне 1941 года ушел на фронт. Долгих 1418 дней он был в составе

действующей армии и дошел до Берлина. Боевые награды Родины украшали грудь воина, а нашивки ленточек вели счет ранений и контузий. После демобилизации он вернулся в Гомель и активно включился в восстановление производства. 
 На себе испытал все трудности, связанные с запуском новых машин и конвейерных линий, когда остро недоставало оборудования, когда на конвейер приходилось ставить машины и механизмы не однажды реставрированные, с большим износом, когда негде взять запасных частей, а сроки ввода линий предельно сжатые. 
 Фабрика начала реконструкцию производства, едва восстановив мощности, практически не имея еще для этого собственной укомплектованной ремонтной базы. Многое приходилось изобретать на ходу, додумывать и менять и в проектах механизации, и в компоновке оборудования, и даже в конструкции отдельных машин. Вот где пригодились И. Г. Кадину такие качества,как пытливость, смекалка, творческий подход к делу. От его внимания не ускользала малейшая возможность более эффективно применить машину и механизм. На личном счету И. Г. Кадина сотни ценных авторских предложений, внедренных в производство. Его труд отмечен многими благодарностями, почетными грамотами, премиями и ценными подарками. К боевым наградам добавились медаль «За трудовую доблесть» и орден Трудового Красного Знамени. 
 Год от года фабрика наращивала производственные мощности. В 1957 году около 80 процентов технологических операций выполнялось с помощью машин, механизмов и приспособлений. Каждую минуту с конвейера сходило б пар обуви. 

За двенадцать послевоенных лет объем изготовляемой продукции увеличился почти в 230 раз. 
 Чтобы обеспечить бесперебойной работой один рабочий день, фабрике требовалось более 60 наименований различных товаров, в том числе почти полторы тысячи штук хорошо выделанных шкур крупного рогатого скота. 
 Хозяйский подход и бережливость позволили обувщикам сэкономить 1,6 млн. кв. дециметров юфти, примерно 30 тыс. килограммов твердых кожевенных изделий. Из сэкономленных товаров дополнительно изготовили 78 тыс. пар обуви. Это означало, что на сэкономленном сырье и материалах фабрика отработала 12 рабочих дней. Лучшие закройщики В. А. Зубков, Л. П. Моисеенко, А. Ф. Белоусов сэкономили за год по 40 — 50 тыс. кв. дециметров юфти. 
 В экономию и бережливость сырья, материалов и ресурсов немалый вклад внесли рационализаторы. По предложению электрика П. Ф. Копиловского изготовили и внедрили высокоэкономичные термостаты для разогрева клеевой пленки. По его чертежам построили и сдали в эксплуатацию два подъемника для подачи деталей обуви с нижнего этажа на верхний. И еще пример. Второй год рабочие на фабрике прикрепляли подошвы без предварительного прикрепления. Эта операция, разработанная В. А. Зубковым, получила распространение на всех обувных предприятиях республики. По предложению группы рационализаторов в закройном цехе раскрой кирзы перевели на прессы НПЕ, одновременно кроившие 8 слоев кирзы при механическом обеспечении подачи сырья. Экономический эффект от внедренных в производство предложений за 1957 год составил более 214 тыс. рублей. Наиболее ценными были разработки А. И. Лихоманова по реконструкции полуавтоматов для обработки пластмассовых подошв, главного инженера Л. К. Куиш — по изготовлению задников из пластмассы вместо кожсырья. Начался выпуск новой модели обуви с фигурными задниками, что значительно улучшило товарный вид и качество обуви. 
 По опыту Киевской обувной фабрики № 1 создали специальный участок для крепления задников. Экономия составила более 100 тыс. рублей в год. По чертежам, полученным от Свердловской фабрики «Уралобувь», изготовили полуавтомат для обработки задников и подложек, машину для поджировки передов. 
 Выполнять постоянно растущие производственные планы без эффективного использования внутренних резервов было невозможно. Существовавшая система планирования производства от достигнутого требовала максимума напряжения сил и средств. Традиционным резервом увеличения объемов продукции на фабрике была экономия и бережливость. Ввели входной контроль сортности поступающего сырья. Организовали сортировочные пункты в закройном цехе. Серьезное внимание обратили на дальнейшую механизацию трудоемких процессов. В частности, затяжку пяток перевели на автоматы и полуавтоматы, что позволило вдвое увеличить производительность труда и значительно улучшить качество продукции. 
 Активно работали школы передового опыта. По почину мастеров пошивочного цеха впервые в обувной промышленности Беларуси перешли на объединение производственных участков, которые теперь обслуживал один мастер. Эта инициатива получила широкое распространение. В результате вырос объем производства, повысилась производительность труда и дисциплина. Вместе с тем вдвое сократился состав мастеров. Первыми по такому методу стали работать И. Н. Анисимов, В. Н. Селезнев, Х. Г. Малкина, Е. Д. Школьников и др. В процессе объединения участков, смен, технологических процессов высвободилось 6 мастеров. Было сэкономлено более 60 тыс. рублей фонда заработной платы. 
 Росту производства способствовало также массовое социалистическое соревнование. Правда, в организации его имели место формализм и кампанейщина, неразворотливость  в деле пропаганды и распространения достижений новаторов. 
 На рубеже 50 60-х годов возникло движение за коммунистическое отношение к труду, инициатором которого на фабрике выступила комсомольско-молодежная бригада пошивочного цеха, возглавляемая Э. В. Вежновец. В нем участвовало более 300 работников фабрики. Первенствовали в трудовом состязании бригады швейных потоков цеха № 3 (мастер В. Костенков) и цеха № 4 (мастер Ц. Герман). Взяв обязательство ежедневно выполнять сменное задание на 115 процентов, выпускать продукцию только первым сортом, внести в фонд семилетки от внедрения рацпредложений 7 тыс. рублей, обе бригады справились с намеченной программой. 
 План 1958 года фабрика выполнила досрочно — 24 декабря, изготовив дополнительно к заданию продукции более чем на 2 млн. рублей. При этом значительно улучшились качественные показатели производства, ощутимой была экономия от снижения себестоимости продукции. 
 Хорошо шли дела у обувщиков и в последующие годы. Только за первый год семилетки было произведено сверхплановой продукции почти на 3,5 млн. рублей. Прирост накоплений увеличился вдвое. Продолжался рост капитальных затрат, улучшалось качество обуви. Объем продукции первого сорта в 1962 году превысил 93 процента. 
 Цифры, цифры, цифры... За ними огромное напряжение сил более чем тысячного коллектива рабочих и специалистов. Люди работали без оглядки на социальную неустроенность. По-прежнему черепашьими шагами решались первоочередные социальные проблемы. Для этих целей выделялись мизерные средства. Накопления и прибыли списывались в госбюджет, процветал уравнительный принцип распределения доходов не по труду, а по должностному положению. Лозунговые призывы к светлому будущему уводили людей от решения насущных проблем — улучшения условий труда на производстве, повышения жизненного уровня. Человек и его повседневные заботы продолжали оставаться вне поля зрения. И было так, что даже не все те, кто в суровые годы Великой Отечественной с оружием в руках защищал Родину, а теперь все силы отдавал производству, спустя пятнадцать послевоенных лет имели жилье, возможность устроить детей в сад или ясли, нередко зарабатывая меньше прожиточного минимума. 
 На партийных и общефабричных профсоюзных и комсомольских собраниях высказывалось недовольство медленным решением социальных проблем. Лишь в 1961 году фабрика построила, наконец, ясли-сад на 50 мест, пять одноквартирных и один 8-квартирный дом общей площадью 244 кв. метра. В списке же на получение жилья значилась 321 семья. При таких темпах строительства работнику, чтобы получить квартиру, нужно было отработать на фабрике 40 лет. 
 Массовый трудовой подъем обувщиков администрация использовала для выполнения плановых заданий, становившихся с каждым годом все более и более напряженными. И на первый взгляд казалось, что в решении производственных заданий ключ для осуществления перспектив развития производства и социального развития коллектива. 

ПОО «Труд» 
 В апреле 19б3 года в республике были созданы первые производственные обувные объединения: «Луч» — в Минске и «Труд» — в Гомеле. 
 В Гомельское ПО вошли фабрика «Труд» как головное местное предприятие и филиалы — артель «Кооперпуть» и обувная фабрика в Речице. Гомельский и Речицкий филиалы были предприятиями артельного типа, слабо оснащенные технически, с низкой производственной культурой и несовершенной организацией труда. Все это отражалось на качестве и себестоимости выпускаемой продукции. 
 Филиал № 1 освоил изготовление детских ботинок доппельно-клеевым методом, увеличив объем производства в полтора раза. Коллектив филиала № 2 вместо кирзовых организовал изготовление хромовых сапог. Выпуск продукции вырос более чем вдвое без дополнительного набора рабочей силы. 
 Что дала такая реорганизация? Централизация разруба жестких кож позволила комбинировать раскрой больших и малых деталей, заметно улучшив использование площадей кожевенного сырья. Экономия кожтоваров за счет рационального использования возросла на 200 тыс.кв. дециметров. Парк машин и механизмов только в 19б3 году увеличился в полтора раза. Техническая реконструкция потоков на филиале № 2, конвейеризация производства дали резкий толчок увеличению производительности труда: ежедневный выпуск сапог вырос почти вдвое. 
 Осенью 19б5 года начался перевод объединения на хозрасчет. Первыми по-новому начали работать закройный и разрубочный, ремонтно-механический, пошивочные цеха № 3 и №4, филиал № 2. 
 Объединение «Труд» принадлежало к числу наиболее крупных обувных предприятий, где концентрация производства и оснащенность техникой были на достаточно высоком уровне. 
 Переход на хозяйственный расчет в значительной степени изменил отношение к производству всего коллектива. Техническую реконструкцию в 50 — 60-е годы обувщики осуществили при массовом участии рационализаторов и изобретателей. Результативная рационализаторская работа позволила сделать производство более эффективным, а продукцию — более прочной, удобной и красивой. Рационализаторы обеспечивали ускорение темпов технического прогресса и экономической эффективности. 
 Но тяжелый ручной труд сохранялся на погрузочно-разгрузочных работах. Это объяснялось отсутствием компактного, маневренного, малогабаритного оборудования. Рационализаторы изыскивали возможности решения проблемы, на отдельных участках выход был найден. Установили грузовые лифты, ленточные, люлечные и другие транспортеры, почти 2 километра конвейерных линий. По предложению рационализатора П. Ф. Копиловского механизировали перевозку колод для раскроя юфти и хрома. Внедрили систему подвижных тележек-контейнеров для доставки кроя. 
 Глубоким уважением пользовались в коллективе рационализаторы И. И. Попередень, Ф. И. Гаврилов, В. И. Иванов, Э. Ф. Шаговик, А. А. Лазарев и другие. На счету каждого из них десятки ценных предложений, которые сберегли предприятию сотни тысяч рублей. 
 Оригинальная машина для раскроя деталей низа из кожи и кожзаменителей низа обуви — детище А. А. Лазарева и Н. В. Филичева. 
 Много ценных новшеств разработал главный механик А. А. Лазарев. После окончания Московского кожевенно-обувного техникума в 1951 году он работал на фабрике «Труд» мастером, начальником технического отдела. В 19б2 году заочно окончил институт. Под его руководством отдел главного механика немало сделал для повышения технического уровня производства. А. А. Лазарев награжден орденом Трудового Красного Знамени. 
 В 1966 году обувщики дали слово сэкономить 1,1 млн. кв. дециметров юфти, 300 тыс. кв. дециметров хрома и других материалов и из сэкономленного сырья дополнительно к плану изготовить 49 тыс. пар юфтевых и 15 тыс. пар хромовых изделий и сдержали его. В этом немалая заслуга вырубщиков Н. Н. Маслова, Н. Ф. Тимошенко, закройщиков Е. М. Бабарыкина, А. П. Сычева, П. А. Захаренко, Л. П. Моисеенко, Г. А. Быковского. По инициативе закройщиков Н. И. Манькова, А. П. Сычева, В. А. Зубкова, Л. П. Моисеенко началось движение за добровольное повышение норм выработки. Их почин поддержали в закройном и других цехах. Включившись в соревнование за поиск резервов роста производства, закройщики выступили с предложением увеличить нормы выработки на раскрое юфти и кирзы — на 4 процента. 

Продукция обувного объединения «Труд» реализовывалась в РСФСР, на Украине, в Казахстане, Молдавии, Прибалтике. И в том, что обширный ассортимент изделий объединения находил своего покупателя во всех регионах страны, была немалая заслуга коллектива лаборатории моделирования. В 1966 году здесь работало всего 7 модельеров. Вместе с республиканским Домом моделей обуви лаборатория помогала технологам широко использовать металлическую фурнитуру, применять искусственную кожу, всевозможные сочетания цветов кожи. Изготовление обуви из кожи различных тиснений позволяло рационально использовать дорогостоящее кожевенное сырье. Перевод производства на многосерийный выпуск продукции, когда одновременно пошивается обувь на колодках нескольких фасонов при непрерывном потоке, стал возможен именно благодаря разработкам модельной лаборатории. 
 Возглавляла лабораторию Э. Ф. Шаговик, пришедшая на фабрику после окончания Минского техникума легкой промышленности в 1951 году. Начинала мастером штамповочного цеха, работала технологом и начальником пошивочного цеха. С 1957 года возглавила лабораторию моделирования. Десятки рационализаторских предложений, внесенных Эмилией Филипповной с участием коллег, принесли коллективу около четверти миллиона рублей. А экономический эффект от разработанных ею лично рацпредложений превысил 130 тыс. рублей. 
 Авторами различного вида и рода обуви стали в объединении первоклассные модельеры Л. В. Мельникова, Т,. Я. Салцевич, Т. В. Ананич и другие. Более половины коллектива лаборатории были активными рационализаторами. Их творческий поиск помог усовершенствовать технологию, найти резервы развития производства. Вот лишь один пример. Республиканский Дом моделей выдал на 1967 год серию рекомендаций к новым моделям изделий. При внедрении одного из них выявилось, что платформа обуви имеет неправильную конфигурацию. Возникла проблема. Чтобы запустить модель в производство, потребовалась дополнительная рабочая сила, увеличился расход сырья. Э. Ф. Шаговик и ее коллеги сумели отыскать то «золотое зерно» решения проблемы, которое позволило снять непродуктивные расходы материальных средств. Модельеры предложили свой вариант конструкции низа обуви. В итоге отпала необходимость обрезки деталей, высвободились рабочие, улучшился внешний вид обуви. Экономическая эффективность достигла 33 тыс. рублей. 
 Эмилия Филипповна Шаговик — человек принципиальный и строгий, умеет уважать чужое и отстаивать свое мнение. Ее труд отмечен двумя медалями и орденом Трудового Красного Знамени. 
 В 1967 — 1968 гг. в производство были запущены более 50 новых моделей. Почти треть из них обувь на уровне лучших отечественных и мировых стандартов. И в этом успехе немаловажную роль сыграл созданный на общественных началах коллектив научно-исследовательского института в составе 22 инженерно-технических работников и новаторов производства. В программе работы ОНИИ научные исследования и опытно-конструкторские работы, помощь рационализаторам по внедрению изобретений и предложений, ввод новой техники и прогрессивной технологии, современных методов организации труда, совершенствования качества и повышения долговечности обуви и т. д. 


Переход на научно обоснованные нормы выработки помог предприятию сэкономить за 1968 год 64 тыс. рублей. А от внедрения рекомендаций по новой системе раскроя юфти были сэкономлены десятки тысяч рублей. С установкой и внедрением агрегата одновременного раскроя, намазки, сушки и загибки ленты из искусственной кожи для изготовления ремешковой обуви высвободилось 30 рабочих, что дало немалую экономию фонда заработной платы. 
 Коллектив ОНИИ участвовал в разработке и осуществлении нескольких хоздоговорных тем. Одна из наиболее значитель-. ных — обобщение опыта предприятий республики по использованию и расходованию кожевенных материалов для верха и низа обуви, а также разработка рекомендаций по снижению расхода сырья. 
 Со второго полугодия 1967 года объединение перешло на полный хозяйственный расчет. Рубежом отсчета стали параметры хозяйственной деятельности за предыдущий год. А они были весьма высокими. Объединение дважды завоевывало переходящее Красное знамя Министерства легкой промышленности Беларуси и БРК профсоюза, а коллектив отмечен дипломами и денежными премиями. 
 За успешное выполнение заданий семилетки главный механик объединения А. А. Лазарев, вырубщик деталей низа обуви цеха № 2 В. Д. Голик, слесарь-ремонтник цеха № 3 A. Н. Радзевич, строчильщица верха обуви цеха № 3 Н. Л. Евтухова, резервный рабочий цеха № 4 Н. Г. Теселкина были награждены орденом Трудового Красного Знамени, а строчильщица цеха № 1 М. С. Млынова и раскройщик кожтоваров цеха № 1 Е. П. Хайкин — орденом «Знак Почета», контролер отдела технического контроля цеха № 3 М. Я. Добрышевская и строчильщица цеха № 3 А. И. Маркова-медалью «За трудовое отличие». Награды обязывали обувщиков трудиться еще лучше. 
 Между тем начало 1967 года для коллектива было необычайно трудным. По вине министерства объединение оказалось не обеспеченным фондами на поставку сырья и материалов. В течение всего года основное сырье поставлялось неравномерно. Сбои в снабжении были причиной частых простоев, авралов. Часто подводили обувщиков Ивановский комбинат по резине и резиновым изделиям, Семипалатинский завода обеспечении метизами, а также коллектив Витебского кожевенного завода, снабжавший объединение жесткой кожей. 

В 1967 году коллектив встал на юбилейную вахту в честь 50-летия Великого Октября. Предстояло выполнить планы по количественным и качественным показателям. Хозяйственный расчет обязывал трудиться рачительно, вдумчиво. И обувщики сумели преодолеть трудности — изготовили свыше 2 миллионов 730 тыс. пар обуви, значительно перевыполнив план. В производство было запущено 37 новых моделей, в том числе 28 из хрома и искусственной кожи. Мужские сандалии, женские туфли получили высокую оценку на художественном совете в Москве. 
 Как определялся технологический уровень изделий? С потока снималась обувь и эксперты сравнивали ее с образцами, утвержденными БИАЛегпрома. Главное внимание обращалось на качество отделки внутри и внешний вид обуви. На художественном совете фиксировались ее недостатки, определялись меры по их устранению. Дважды в год составлялась карта технологического уровня всей пошиваемой обуви. Улучшенный ассортимент шел с индексом «Н». За изготовление такой обуви рабочим начислялась надбавка к заработной плате. В 19б7 году с оценкой «отлично» были приняты четыре модели обуви, разработанные модельерами объединения, и разрешена их реализация с индексом «Н». 
 Большое внимание уделялось проблемам подготовки и переподготовки кадров, повышения квалификации, приобретения смежных специальностей. Совершенствование мастерства стало одним из резервов роста производства. В среднем за год на курсах повышения квалификации занималось более 500 человек, 200 — приобретали вторые профессии, многие заканчивали целевые курсы, около 250 — получали рабочие специальности впервые. 
 В юбилейном году обувщики значительно повысили фондоотдачу оборудования, увеличили объем реализации продукции, сократив затраты на рубль товарной продукции и сэкономив почти 2 млн. кв. дециметров юфти, 507 тыс. кв. дециметров хрома, 1570 килограммов жесткой кожи, 22,9 тыс. кВт. электроэнергии и т. д. Из отходов кожевенного сырья наладили изготовление ширпотреба, передавали их другим предприятиям, экспортировали в ФРГ. 
 В 1970 году было сэкономлено сырья и материалов почти на 1,5 млн. рублей. Коллектив успешно выполнил задания восьмой пятилетки, изготовив 14 млн. пар обуви, в том числе несколько миллионов пар на уровне мировых стандартов, и получил немалую прибыль. 
 Участвуя во Всесоюзном социалистическом соревновании предприятий обувной промышленности, объединение досрочно, 5 декабря, выполнило социалистические обязательства в честь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Коллектив был награжден Почетной грамотой Верховного Совета БССР. Десятки работников были отмечены почетными грамотами и дипломами Министерства легкой промышленности БССР, 211 человек награждены медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», 26 человек — орденами. 
 В числе награжденных — раскройщица Л. П. Моисеенко, соревновавшаяся в конце 60-х годов с известным мастером раскроя кожи Г. П. Гукаленко. 
 Более сорока лет отдала Людмила Павловна обувному производству. Орден Ленина и медали — заслуженная награда за добросовестный труд. 
 Начиная с 19б8 года объединение ежегодно завоевывало классные места в соревновании среди предприятий отрасли. Лучших работников, таких, как Георгий Александрович Быковский, знала вся республика. В 1957 году Георгий пришел на фабрику «Труд». Думал — временно, а оказалось — навсегда. Начинал подсобным рабочим, был контролером ОТК, наконец,— закройщиком. Ныне Г. А. Быковский — кавалер ордена Трудового Красного Знамени, заслуженный работник легкой промышленности БССР. 
 Анна Кузьминична Хиля пришла на фабрику в 1949 году, работала вырубщицей. На старом оборудовании не просто было ежедневно перевыполнять сменную норму, экономить сырье и сдавать продукцию отличного качества. Но она старалась брать на вооружение все новое и передовое, что помогало в труде. Со временем к ней пришло заслуженное признание. На груди ветерана награды: ордена Ленина и Трудового Красного Знамени, Ленинская юбилейная и другие медали. 
 Во второй половине 60-х годов обувщики трудились, опережая намеченные рубежи. За высокими достижениями стоял кропотливый повседневный труд, неутомимый поиск. Лучшими были фрезеровщик детской обуви П. Т. Тимошенко, награжденный медалями «За трудовое отличие» и «За доблестный труд», строчильщик деталей верха обуви, фронтовик, Н. Г. Гайшун, кавалер орденов Красной Звезды и «Знак Почета». 
 Виктор Петрович Харитонов, заслуженный рационализатор БССР, на фабрике с 1954 года. Начинал подсобным рабочим, был мастером участка, технологом. После окончания Минского техникума его назначили начальником швейно-пошивочного цеха. 
 Немалый вклад в освоение новой техники внес механик Иван Иванович Кудрявцев, ветеран войны и труда. Вот основные вехи его биографии. С октября 1943 года по февраль 1948 года в Советской Армии. Демобилизовавшись, пришел на фабрику «Труд», работал строчильщиком верха обуви, починщиком заготовок. Но давнее увлечение техникой взяло верх — он стал слесарем. Обслуживаемый им участок не знал простоев. 

Страницы